Фото голых девушек
Размер текста

Крепко спящая мамочка (секс рассказ)

Эта история произошла, когда мне тогда было 18 лет, а моей маме 36. Мама 2 года назад развелась с отцом, он стал жить отдельно, а я остался жить с мамой в однокомнатной квартире.

Квартира хоть и была формально однокомнатная, но там была огромная летняя лоджия с кроватью, практически как отдельная комната, только с большими окнами и без отопления, так что зимой без обогревателя там спать было холодно.

Поэтому я обычно спал с мамой, даже летом. Мы и раньше спали вместе в одной двуспальной постели, никто не видел в этом ничего плохого.

Она засыпала довольно быстро, и я, лежал рядом и потихоньку дрочил, мечтая об одноклассницах. Это длилось долго, пока однажды, лежа на боку лицом к маме и наяривая, я не прикоснулся случайно головкой члена к маминому обнаженному бедру.

Было лето, мы спали под простынями, и иногда сбрасывали их во сне.

Я замер. Это было необычное ощущение - прикосновение обнаженного женского тела к моему члену! Я вдруг отчетливо осознал, что рядом со мной лежит не просто мама, а почти обнажённое, спящее женское тело. Которое можно потрогать, чтобы усилить возбуждение.

Я стал тихонько трогать маму за ляжку, ещё раз коснулся её членом. Реакции нет. Я так возбудился, что быстро яростно додрочил и кончил.

Отмечу, что кончал я обычно в ладошку, потом ходил мыть её в ванную. Так как я дрочил часто (иногда несколько раз в день), то часто спермы много выработаться не успевало, и чаще всего выходило совсем немного. В таком случае я не заморачивался с мытьем, я просто вытирал эти жалкие капли о простыню или об ногу. Иногда я устраивал дроч-марафон, дроча 2-3 раза подряд, то есть только кончил - снова механически дрочишь, не останавливаясь и не дожидаясь опадения члена, тот вскоре снова затвердевает и через неколько минут активной дрочки снова кончаешь.

Если сразу же начинать дрочить 3-й раз (я это делал нередко) - то наяривать нужно заметно дольше, и спермы там почти совсем нет или уже вообще не вытекала. Тут самая сложность была не в том, чтобы суметь додрочить до оргазма, а в том, что приходится долго и сильно дрочить, и была реальная опасность натереть нежную кожу на члене, а это очень больно и заживает очень долго.

Обычно я дрочил тремя пальцами, просто двигая кожу по головке. Но в случае дроч-марафонов ещё смачивал член слюной, мог просто водить большим пальцем по наслюнявленной головке, в общем, осторожничал и варьировал, чтобы не стереть кожу.

Было дело, дрочил и по 4-5-6 раз, но это уже всё-таки с небольшими перерывами по полчаса или хотя бы минут 15. Бывало, приходишь, дома никого нет, и давай наяривать. Первый раз сперма ещё есть (успела с прошлой ночи сгенериться), а потом уже идёт меньше, конечно. Я не помню, какой у меня был рекорд мастурбаций за день, может раз 10, но это за весь день. А чтобы подряд - раза 4, наверное.

Там прикол в том, что оргазмы после повторной дрочки отличаются от обычных, вплоть до болезненности. Вот такая подростковая гиперсексуальность, и она явно не рекордная.

Я отвлёкся (как вы уже поняли, онанист я был знатный), и рассказ не про это. Просто пояснение тут уместно, так как мой онанизм - как бы первопричина случившегося далее.

В постели я дрочил как раз в такие дни, когда днём не удалось, был занят или неудобно было уединиться, а хотелось. Вот как раз тогда я ждал, когда мама уснёт, и дрочил в постели.

Изюминка положения была в том, что мама всегда спала довольно крепко, и нередко храпела во сне. Я от храпа просыпался и пихал её, заставляя проснуться и перевернуться на другой бок. И даже такими наглыми толчками разбудить её было отнюдь не просто и не быстро, да и просыпалась она в итоге всегда не моментально. Я и раньше знал, что она спито крепок, но внимания на это не обращал.Теперь я осознал, что это мне будет на руку.

На следующую ночь я уже сразу ждал засыпания мамы и через полчаса после засыпания начал с осторожного ощупывания её женских прелестей.

Мама всегда спала в самых обычных трусах и лифчике, под простыней. Иногда простыню она сама во сне откидывала, так было и в этот раз.

Я осторожно клал руку на её бедра, живот, попку. Выражаясь подростковым сленгом тех времён - лапал маму. При этом она не просыпалась.

В процессе лапания я другой рукой иногда поддрачивал, это усиливало ощущения. Как же, я уже не просто дрочу, а ещё и лапаю женщину!

Спустив, я терял интерес к маме и засыпал.

При ощупываниях мама не просыпалась, и я смелел и заходил всё дальше с каждой ночью. Сначала это были бедра и попка, потом живот и внутренняя сторона бедер, затем я стал запускать руку в лифчик сверху и гладить грудь, соски.

При всем этом я внимательно прислушивался, не просыпается ли мама, не меняется ли её дыхание. Но она не реагировала.

А уж если она храпела, то я точно был уверен, что она спит.

Когда она лежала на спине, я стал трогать её лобок через трусы, затем осмелился и запустил руку в трусы, сверху. Она носило обычное белье, не просторное, но и не слишком плотно прилегающее, так что я запускал руку в трусы и через низ живота добирался до лобка. У мамы были густые, кучерявые лобковые волосы. Замирая, я дотянулся средним пальцем до слегка влажной половой щели.

Вынул руку, испуганно подождал несколько минут, потом снова нырнул и уже смелее погладил её половые губы. В другой день я решил засунуть свой палец внутрь. Сначала он вошел на фалангу. Тишина. Я засунул на середину пальца, вынул и понюхал. Одуряюще пахло пиздой. Я снова залез маме в трусы, но теперь я ввёл сразу 2 пальцы до середины. Ноль реакции. Обалдевший, я подрочил и уснул.

Но с того момента я осознал, что маму можно не просто полапать, а еще и выебать. Раз она не почувствовала 2 пальца в пизде, то по логике и мой хуй не почувствует. Нужно просто как-то аккуратно его ввести и всё. А тот факт, что мой член был гораздо длиннее и толще даже 2 сложенных пальцев, меня по глупости совсем не смущал.

С того дня я почти забыл про лапание, трогая маму за прелести чисто для проверки крепости сна. Всё моё внимание теперь сосредоточилось на её пизде, которая, казалось, была столь доступна.

Как обычно, я ждал полчаса, для верности, пока мама уснет. Несколько проверочных облапываний - и я лез в пизду.

В ту ночь мама заснула спиной ко мне. Для лучшего понимания происходящего несколько пояснений про анатомии мамы.

Я был длинным худощавым акселератом, а мама была невысокой (на голову ниже меня) стройной женщиной с грудью 3 размера, и широким круглым тазом. Строение её таза было таково, что даже при сомкнутых ногах у неё в промежности оставалась заметная щель. Может, видели такое на пляже у некоторых дам? У кого-то внутренняя часть бедер в районе промежности полностью смыкается вместе, а у кого-то под пиздой остается треугольник пространства шириной чуть ли не в несколько сантиметров. Вот моя мама из вторых.

Также у неё был низкое расположение входа во влагалище, ближе к анусу. Поэтому в женщин с такой анатомией, как моя мама, очень удобно заходить сзади, им для этого даже не надо наклоняться раком, надо лишь чуть выгнуть попку - и можно спокойно и комфортно ебать стоя. Всего этого я тогда не знал и не понимал, я просто рассказываю уже с высоты нынешнего понимания.

Мама лежала спиной ко мне. Я стал щупать её попу, соображая, как бы мне залезть в пизду. Но промежность прикрывала полоска трусов. Спустя некоторое время тыканий я сообразил, что делать. Я стал тянуть её трусы вниз, ухватив за нижние края, чтобы ослабить натяжение трусов. Приспустил на сантиметр, потом взял ослабленную полоску трусов, прикрывающую промежность, и отвел вбок, за большую половую губу, где она скаталась и держалась. Таким образом, я оголил пизду, не снимая трусов. Мама спала ко мне спиной, но её обнажённый анус и промежность были у меня под рукой.

Я стал трогать анус и вульву, запуская палец чуть вглубь влагалища. Было безумно возбуждающе, я решил, что уже пора вводить член и ебать маму, приставил головку к промежности и надавил.

И нифига! Не входило вообще, я лишь терся головкой по жестким лобковым волосам, что было вовсе не приятно. После нескольких попыток я понял, что никак. Член был слишком толстый, поза была неудобная.

Тогда я как компромисс решил выебать её в анус, благо он смотрел прямо на меня. Я приставил хуй к анусу и стал давить. Не входило тем более, было очень туго. Я не отступал и давил, как вдруг мама выпростала руку и махнула вдоль своей попы! При этом она чиркнула ногтем прямо по моей головке, что было очень больно. Фига себе! Я испуганно одернул член и замер. Мама больше ничего не делала. Видимо, она почувствовала щекотку и во сне отмахнулась, как от насекомого. Я подождал минут 10, потом аккуратно вернул полоску трусов на промежность и заснул. После этого случая я больше анусом не интересовался, вернулся к пизде.

В другой раз мама заснула в такой же позе и сладко похрапывала. Я по проверенному методу оголил промежность и снова стал пытаться вставить. Но головка максимум скользила по вульве, к тому же мне сильно мешали сомкнутые бедра. Я понял, что нужно как-то увлажнить и ещё как-то раздвинуть ноги. Но как? Она лежит на боку. Я решил просунуть ей между колен маленькую жесткую диванную подушку, чтобы ноги чуть разошлись и мне был посвободнее. Я стал, тихо приподнял её за колено и сунул между ними подушку. Отлично! Теперь хоть немного, но ноги пошире. Снова ввёл средний палец во влагалище, затем намазал головку слюной, пристроился сбоку и стал тыкаться головкой члена.

Постоянно соскальзывало, был не тот угол, чтобы можно было ввести. Я сел и стал думать, как быть. Мама лежала на боку с почти прямыми ногами. Если ноги согнуть, то места будет больше. Я решился, убрал подушечку и стал сгибать ей ноги в коленях, тянув маму за икры, в итоге за 5 минут я согнул ей ноги так, что спина и линия бёдр образовывала прямой угол. Однако трусы при этом натянулись и закрыли промежность, мне снова пришлось их приспускать и оттягивать вбок, чтобы оголить пизду. Всё это заняло прилично времени, я трусил и периодически останавливался, когда мне казалось, что мама может проснуться (она иногда переставала храпеть).

В итоге получилось такая поза, что мама лежала ко мне спиной, сильно выпятив попу. Я жадно ощупал мамину вульву и повторно для проверки ввёл палец в пизду. Снова намазал член слюной, пристроился сзади, опустился пониже, так чтобы член входил не сбоку, как раньше, а почти снизу вверх, как бы по линии позвоночника. Увлажнённая головка на этот раз с трудом, но начала входить. Я придерживал член рукой, помогая ему давить. Я тыкал, отстранялся, мазал слюной и снова тыкал. В итоге я всё увлажнил настолько, что головка с большим трудом, но вошла во влагалище.

Внутри было горячо, мама провоцировала меня к дальнейшим действиям храпом. Однако глубже не шло вообще, как бы не было упора, и я стал просто слегка качать тазом, погружая влажную головку в мамину пизду и доставая её обратно буквально на сантиметр-два амплитуды. Её вышеупомянутые особенности анатомии и расположения входа во влагалище позволяли это сделать, с обычной анатомией этого навряд ли получилось. А тут я словно бы нанизывал маму на свою головку. В процессе я придерживал её за таз, чтобы не раскачивало. Иными словами, я как бы имел её раком, но оба лёжа на боку. В процессе я осмелел и переложил руку ей на грудь, это так усилило впечатления, что я почти сразу финишировал.

Отстранившись, я кончил себе в ладонь.Сходил помыл руки, лег рядом, аккуратно поправил трусы, чтобы пизда не была "на улице", и накрыл храпящую маму простынёй. Я был очень доволен. Я ведь как бы ебал взрослую женщину (пусть даже самым кончиком члена), при этом держа её за грудь. Мамина доступность и нечувствительность возбуждали до одури. Я не подозревал, что спящая женщина может быть настолько бесчувственна, чтобы не ощутить, что происходит с её пиздой.

Все мои мысли захватила мамина пизда. Я целыми днями мечтал о ней, а когда ложились спать, у меня не было ни мысли о сне, я терпеливо ждал засыпания по 30 минут или даже до часа, периодически поддрачивая. Далее я пытался лезть ей в пизду, и в зависимости от позы мне иногда удавалось обмакнуть головку во влагалище. Это было раз 5, но не каждый день. Если мама засыпала лицом ко мне (тут было никак не ухитриться ввести), то я нагло будил её, говорил что храпит и заставлял переворачиваться спиной ко мне. Через полчаса мой член уже тыкался в ничего не подозревающую, повторно заснувшую маму.

Все случаи досконально описывать не стану, запомнился один случай.

В ту ночь мама заснула в необычной для неё позе полу-на боку, полу-на животе, иными словами лежа на боку, но подогнув верхнюю ногу и навалившись корпусом вперёд. При этом попа смотрела не вбок, а сильнее вверх.

По идее, это должно было дать мне больше места для орудования членом в маминой пизде.

Дождавшись засыпания, я для проверки жадно, похотливо ощупал руками мамину попу. Я очень сильно хотел выебать маму, мне просто физически хотелось загнать в неё член поглубже. Потрогав сквозь трусы половые губы, я стал оттягивать полоску трусов вбок. Из-за позы это было делать неудобно, но мне удалось чуть приспустить трусы и отвернуть полоску в сторону.

Проверочное введение среднего пальца во влагалище - хорошо. Я смочил головку слюной, встал над мамой в позе паука и стал пытаться засунуть, тыкаясь членом в промежность. Было крайне неудобно, мне приходилось висеть на трёх полусогнутых конечностях над мамой, свободной рукой направляя член. Кровать мне теперь не мешала, однако сомкнутые бёдра не пускали мою толстую головку в желанную щель. Я опять цеплялся за бёдра.

Мне ничего не оставалось, как снова применить старый метод - постоянно смачивать головку слюной, пытаясь увлажнить всё настолько, чтобы головка начала проскальзывать во влагалище.

Я стал делать это, вися над мамой в позе какого-о богомола, при этом пальцем постоянно оттягивая в сторону скатавшуюся полоску трусов, которая всё норовила закрыть вход. Также мешали лобковые волосы. Было пипец как неудобно, из-за напряженной неудобной позы все мышцы быстро начали ныть. Однако похоть и близость пизды сильно вдохновляла, и я терпел, снова и снова смачивая головку, приставляя её ко входу и нажимая. Вскоре к моей слюне добавилась смазка, которая из-за возбуждения начала выделяться из мочеиспускательного канала члена. Этой смазки было мало, но зато она была очень скользкой и не сохла так быстро, как слюна.

После 7-8 смачиваний весь район вульвы (включая часть бедёр) увлажнился слюной, и головка стала всё-таки проскальзывать в начало влагалища. В такой позе трубка влагалища оказалась сжата с боков, и войти глубже было трудно, несмотря на отличную смазку. Сама головка, впрочем, гуляла отлично, и я фактически стал потихоньку иметь похрапывающую маму в преддверие влагалища. Было очень неудобно, однако получаемый кайф с лихвой оправдывал это. Но горячая, ещё непознанная мамина глубина очень манила, я стал давить сильнее, пытаясь зайти глубже. Этому мешали в основном бёдра, которые легко пропускали мокрую гладкую головку, но цеплялись за кожу ствола члена. Смазывание слюной ствола помогало плохо, так как она быстро сохла и вытиралась о бедра.

Я столь настойчиво давил, что мамин таз стал опасно покачиваться под моим напором. Так и разбудить недолго!

Я остановился, полностью вынул головку из мамы, успокоился, хорошенько смочил слюной всё еще раз, пристроился немного по-другому и снова стал давить. С большим трудом, буквально с натуральным скрипом (скрипели бедра, трущиеся об член) я наконец смог каким-то рывком загнать член глубже обычного. Зашла не только вся головка, но и часть ствола члена, глубиной как еще плюс одна головка. При этом бедра сильно жали на член, и в целом было очень туго. Я чувствовал, как горячо было внутри мамы.

Нажал ещё, однако было так туго, что продвинуться глубже не удалось вообще. Бедра почти намертво захватили сухую среднюю часть члена.

Я так сильно хотел поглубже, что даже подумал рискнуть опуститься весом тела на маму, тогда бы, наверное, я вошёл глубже, но при этом уж точно бы разбудил. Я опомнился.

Однако это был рекорд по глубине погружения в мамину писю, кайф я словил. Член, зажатый бедрами, пульсировал, головка неподвижно находилась во влагалище. Уже нет сил терпеть!

С трудом достав член, я тут же облегчился, набрызгав себе в ладошку.

Сходил в ванную, помыл руки и член.

Вернулся к маме, тихо потрогал её пизду. Она была ещё мокрая от слюны, и полоска трусов была мокрая. Я кое-как вернул трусы на место и лег спать, довольный.

Всю мою длительную возню мама не пошевелилась ни разу, и периодически тихо охрапывала.

Мама почти никогда не спала на спине или на животе, почти всегда на боку, но в в тот день оказалось, что мама заснула, лежа на спине. Я разумеется, снова хотел пиздятинки, и решил попробовать выебать маму в таком положении.

Проблема заключалась в том, что она заснула на спине, сдвинув прямые ноги, и я ну никак не смог бы ввести в неё свой член, не раздвигая ног. Член - это ведь не тонкий палец, который удобно расположен на руке и сгибается. Я уже 100 раз пожалел, что мой член такой толстый.

Надо было раздвинуть ноги.

Я обхватил мамину тонкую лодыжку двумя пальцами и стал тянуть ногу вбок, раздвигая ноги в стороны. Сначала одну ногу протянул, потом вторую. В итоге минут за 5 равномерно раздвинул ноги примерно на полметра.

Но это всё ещё было неудобно, поэтому я решил согнуть ноги. Я взялся снова за лодыжку и стал давить на ногу вперед, чтобы она сгибалась в колене, при этом ещё сильнее раздвинув стопы. Тоже по по очереди. Мамины ноги послушно согнулись примерно наполовину.

В итоге через минут 8 возни получилось, что мама лежала на спине с широко раздвинутыми, полусогнутыми ногами. Теперь места, чтобы было куда пристроить свой таз, было предостаточно.

Закончив раздвигать её ноги, я встал на колени между них, взялся двумя пальцами за боковые краешки трусов и стал тихонько тянуть их вниз. Понятно, что я не планировал совсем снять трусы (тем более при раздвинутых ногах это невозможно), я, как и прежде, просто хотел освободить вход во влагалище. Стянув трусы вниз на сантиметра 2-3, я оттянул ослабленную полоску трусов, прикрывающую промежность, в сторону и легко заправил её между половой губой и бедром, где она сама держалась.

Выпрямившись, я посмотрел на результат. Мама слега хлюпала губами, лежа на спине с широко (просто по-блядски) раскинутыми, полусогнутыми ногами, её обнажённая пизда призывно темнела.

Меня трясло от предвкушений, член стоял как каменный. Я аккуратно потрогал пальцами мягкую вульву. Из-за раскинутых ног половые губы тоже разошлись, сам вход раскрылся, и я явственно ощутил пальцами нежные лепестки малых половых губ и более твёрдые стенки входа во влагалище .

Я смочил пальцы слюной и стал осторожно смазывать вход, одновременно разводя малые половые губы в сторону. Смочил не очень обильно. Затем для проверки реакции плавно засунул средний палец наполовину в мамину пизду, и также чтобы прикинуть правильный угол входа. Вынул. Мама всё спала, хлюпая губами при дыхании и ничего не подозревая, а её такая доступная, такая желанная пися была смазана и распахнута! Я отчетливо осознал, что она была полностью готова принять в себя мой хуй.

Сердце бешено застучало. Я приспустил свои трусы, вынул член и обильно смочил головку и ствол члена до половины слюной. Затем оперся левой рукой на диван, в районе маминого плеча, перенеся вес тела на эту руку. Я стал нависать над мамой, но не касаясь её.

Протрогав член, я ощутил, что к этому времени моя головка члена как-то прям непривычно сильно раздулась, набрякнув от крови и увеличившись раза в полтора против обычной эрекции. Я прям ощущал сильное напряжение в члене. Он как будто сам чувствовал, что в этот раз ему повезёт. Придерживая правой рукой за ствол, я приставил чудовищно набухшую от крови головку ко входу во влагалище, прижал свой таз так, чтобы угол входа был правильным (из-за особенности мамы для этого мне пришлось спуститься сильно вниз, так что я вводил член практически снизу вверх), и стал осторожно, медленно погружать головку в маму. Головка раздвинула малые половые губы (я прям четко запомнил, как мамины мокрые тёплые губки при этом очень приятно заскользили по раздутой головке, я тогда чуть не застонал от такого кайфа) и далее несколько вошла в преддверие влагалища как по маслу. В принципе, можно было так и дальше двигаться помаленьку туда-сюда, ловя кайф, водя головкой между половых губ и слегка заходя во влагалище. Но в тот день я точно хотел большего.

Держа головку между половых губ, я быстро оперся второй рукой на диван, перенеся вес на обе руки. При переносе руки я чуть качнулся вперёд и головка вошла в само влагалище полностью, малые половые губы стали натягиваться уже на ствол члена. Теперь я висел над мамой, держа член уже как бы хорошенько наживлённым во влагалище, вроде бы под правильным углом относительно трубки влагалища. Кстати, к этому моменту головка почему-то слегка уменьшилась и напряжение в члене уменьшилось до обычного, хотя он оставался очень твёрдым. Я тут же стал плавно давить тазом, глядя в мамино лицо. Я совсем не ожидал этого, но член стал довольно хорошо и быстро, без препятствий входить во влагалище. Внутри было суховато (отнюдь не мокро), но моя слюна явно помогла.

Стенки влагалища практически сразу после начала проникновения залупили мою крайнюю плоть (я не знал об этой особенности влагалищного секса, ведь обычно дрочил, просто гоняя пальцами крайнюю плоть по головке), и дальше мой член продвигался вглубь с полностью оголенной головкой. Член всё входил и входил, я как-то машинально продолжал давить, не веря в то, что происходит. Буквально за секунд 5 я успешно погрузился в маму, весь мой член с первого раза вошёл так глубоко, что я коснулся лобком её лобка. Я почувствовал, как головка в конце влагалища упёрлась во что-то твёрдое (как много лет спустя понял, это была шейка матки. Так сказать, ткнулся хуем в своё первое жилище).

Ошарашенный таким быстрым неожиданным успехом, я был в шоке. Ведь я рассчитывал, что придётся опять долго возиться, смачивать по много раз, пристраиваться,чтобы хотя наполовину засунуть. А тут раз - и загнал одним махом! Машинально качнув тазом вперед, я вошёл ещё чуть глубже, погрузившись до предела и остановился. Я даже ощутил, как сильно прижатые к стволу члена яйца кожей слегка коснулись маминых ягодиц. Как говорится, натурально засадил по самые яйки. Весь мой подростковый 15-сантиметровый, довольно толстый хуй мамина пизда легко приняла в себя. Так как расстояние между нашими тазами теперь уменьшилось на длину погруженного члена, то внешней стороной своих бедер я закономерно лёг на внутреннюю сторону раздвинутых маминых бёдер.

Картина вышла следующая - я висел над мамой на вытянутых руках, плотно прижавшись к её малому тазу своим тазом и более ничем её не касаясь. А что самое главное - при этом весь мой член находился в её пизде! Я добился своего, всё-таки смог незаметно засадить маме, и она при этом не проснулась! Это было идеальное осуществление моих мечтаний. Весь почти с самого начала лапанья я отчаянно хотел именно этого.

Я кайфовал, не шевелясь, ловя невиданные раньше ощущения того, как мой член со всех сторон плотно и мягко охватывает горячее, влажное, нежное влагалище. Лежащая подо мной, насаженная на член молчащая мама тоже была неподвижна. Она больше не хлюпала губами при дыхании, но тогда я не обратил на это особого внимания, да и она ведь во сне не всегда одинаково дышала, бывало, что и неслышно.

Я боялся пошевелиться, так как кайф был невыносимо приятный. Мамино влагалище оказалось фантастическим, мой хуй ликовал. Это был момент истины и победы, я наконец-то познал мамину пизду.

По моему изначальному плану после успешного введения члена я должен был начать предельно аккуратно, ласково и нежно сношать спящую маму прямо в пизду, многократно совершая медленные размашистые фрикции на всю возможную амплитуду. Как следует поебав спящую маму (я рассчитывал примерно на 5 минут ебли), при приближении оргазма нужно было достать член и кончить себе в руку, поправить у мамы всё как было и ложиться спать. В будущем повторять такое многократно. Этакие тайные поебушки. По крайней мере, я мечтал именно так. Но всё пошло совсем не так.

Плохо было то, что я сразу после того, как загнал член в маму, оказался в пред-оргазменном состоянии. Я четко осознал, что при малейшей попытке двинуться я тут же кончу, а кончать в мамину пизду я не планировал ни при каких условиях. Мало того, что это палево, так ещё и залететь ведь может (я отлично знал, откуда берутся дети). Я отчаянно не хотел кончать так быстро, даже не поебал маму. А просто неподвижно держать член во влагалище, ожидая, когда пред-оргазменное состояние пройдет (как я обычно делал при онанизме, доводя себя почти до оргазма и останавливаясь, ожидая, пока волна схлынет, потом снова наяривал) - не выходило, мамина пиздёнка оказалось невыносимо сладкой. Я как будто попал в безвыходный капкан, слишком глубоко засадив, мгновенно при этом дойдя почти до оргазма, и тем самым лишив себя возможности вынуть без ненужного орошения трубки влагалища спермой, что было бы ужасным палевом.

Я понимал, что сразу брызгну, если хоть чуть шевельнусь. Но попытка оттянуть оргазм неподвижностью провалилась. Мамино влагалище столь ласково обнимало мой член, что кайф только нарастал и уже буквально через секунды 3 я с ужасом осознал, что прямо сейчас уже всё, кончаю. Это я только расписываю подробно, на самом деле с момента окончания погружения до момента начала оргазма прошло не более 5 секунд. Оргазм накатился столь стремительно, что я отчётливо осознал, что пытаться выдернуть член (даже максимально резко) бесполезно, не успею, и сперма все равно попадёт внутрь. В итоге я не стал даже пытаться вынуть и стал кончать в маму, толчками выплескивая сперму на эту самую шейку матки, не двигаясь и не совершая никаких фрикций, просто продолжая держать член в маме. Оргазм был обалденным и острым, в голове зашумело.

Впервые в жизни я эякулировал в пизду, и это оказалось великолепно. Выстрелов 5-6 - и всё. Весь оргазм я глядел в её закрытые глаза. Как только оргазм полностью закончился, я тут же плавно вынул член из мамы, отстранился, встал на колени, а
затем тихо встал с дивана.

Я стоял с торчащим мокрым членом и смотрел на свежеотъёбаную маму. Во мне были смешанные чувства победы, отличного сексуального удовлетворения и сильной досады и расстройства от того, что пришлось кончить внутрь. Мой план хорошенько поебать спящую маму полетел к чертям, я потерпел классическое мужское фиаско, кончив через несколько секунд после введения члена во влагалище.

Мама лежала не шевелясь. Как вдруг! Не открывая глаз и не меняя позы (она все также лежала с широко раздвинутыми ногами и раскрытой пиздой), мама отчётливо произнесла "Обманщик". Только одно это слово.

Я оцепенел от ужаса. Я не мог поверить своим ушам. Она что, проснулась?

Или и не спала? Она все поняла? Я не знал, что думать. Даже член от потрясения стал опадать быстрее обычного.

Но мама больше ничего не делала, не открывала глаз и не шевелилась.

В шоке и полном смятении, я, шатаясь, тупо прошёл мимо кровати в ванную. Тщательно вымыв член (как будто это могло всё отменить), минут через 5 я слегка пришёл в себя и на цыпочках вернулся к кровати. Снова сильный удар - мама лежала на боку, закутавшись в простыню. А ведь я оставлял её совсем в другой позе, на спине да с открытой пиздой, в которую она совсем недавно так запросто приняла мой хуй и заряд моей спермы. Значить, точно просыпалась? Или не спала? Что значило её слово "Обманщик"? Это она во сне сказала или мне? В принципе я её, конечно, обманул, тайно выебав. Она меня в этом так упрекнула, что ли? Если она всё поняла или знала, то почему сейчас больше ничего не делает, ничего не говорит?

Я не знал, что думать и что делать. Мне было страшно.

Я лег рядом на своё место, натянул свою простыню и застыл, не дыша. Мама неподвижно лежала спиной ко мне, но не сопела, как спящая, а просто молчала. Я кожей ощущал, что она не спит. Ничего не происходило, я сильно нервничал, лежал рядом с выебаной молчащей мамой, в глубине которой все ещё оставалась моя сперма как улика. Если она поняла, что я её ебал, то поняла ли, что я ещё и кончил в неё? Так как я часто дрочил, то в маму, в принципе, попало относительно немного спермы (капли 3). Постепенно я успокоился и всё-таки заснул (недавний оргазм поспособствовал засыпанию).

Наутро я со страхом посматривал на мамино лицо. Но она вела себя как обычно, НИКАК не показывая, что что-то знает о вчерашнем. Ни в тот день, ни в последующие.

Я успокоился, хотя так и не понял до конца, что всё это значило. Разумеется, сам эту тему я не поднимал.

После этой ночи я даже не думал больше лезть маме в пизду или лапать её, как отрезало. Да и спать вместе в одной кровати мы вскоре перестали.

Какое-то время я обреченно ждал, забеременеет мама или нет, но спустя месяцы признаков живота всё не было, и я совсем успокоился. Не забеременела.

Постепенно всё это забылось, хотя сам себе тогда я так и не дал внятных объяснений.

Никогда потом мама не давала мне понять, что тогда что-то знала, за исключением, пожалуй, одной вещи. Когда она на меня сильно сердилась, она могла выматериться: "Еб твою мать!" При этом она дальше добавляла фразу "Только кто её ёб?", при этом как-то странно, пожалуй обвиняюще смотря на меня. Я от мата смущался, а мама больше ничего не говорила. Раньше она так не говорила.

Тогда я никакой связи такого мата с теми ночами не понимал вообще, да и не думал о таком, но сейчас, годы спустя, понимаю.

Она знала. Наверное, не сразу, но в итоге поняла. Как минимум она точно проснулась, когда я засадил ей по яйца в ту ночь.

Почему?

Получив позднее опыт с разными женщинами, я могу уверенно сказать, что её влагалище было недостаточно мокрым для возбужденной женщины. Если бы она изначально прикидывалась спящей, ожидая, когда я ей засажу (предположим такую теорию), то за полчаса моих подготовок она бы намокла весьма сильно, и я бы просто заскользнул бы в неё без всякой слюны. А у неё было однозначно сухое, вернее лишь чуть влажное влагалище, как у любой невозбуждённой или спящей женщины.

Я уже потом вспомнил, что её обычное дыхание спящего человека стало неслышным, когда я ввёл в неё член. Когда головку ввёл - ещё нет, а когда проходил длину влагалища - вот тогда. Именно в эти 5 секунд она и проснулась.

На это я обращал внимание, то в столь кульминационный момент я уже не обратил на это внимание.

А когда я финально чуть качнул тазом, загоняя член ещё поглубже, она уже точно не спала.

Соответственно, кончал я уже в точно проснувшуюся маму.

Но почему она сразу не открылась, не закатила скандал, даже не открыла глаза?

Не сообразила сразу, как отреагировать?

Не открыла глаза и не подала вида, чтобы не спугнуть, не нанести нанести мне психологическую травму?

В таком деле если заорать "Что же ты делаешь, поганец?!" - так и импотентом остаться можно на всю жизнь.

Поскромничала? Пожалела? В конце концов, это ведь нихуя не обычное пробуждение от того, что в твою пизду уверенно погружается член сына-подростка?

Поэтому она ничего не делала, притворяясь спящей, а когда я вынул и встал с кровати (я так и не уверен, поняла ли она, что я спустил в неё), всё-таки в каком-то порыве сказала с закрытыми глазами "Обманщик", чтобы дать мне неявно понять, что она все знает, понимает, но больше так делать не надо.

Но из-за отсутствия моей реакции, видимо, решила больше ничего не предпринимать.

Безусловно, это было мудро. В конце концов, не вставать же ей, включать свет и рассказывать мне, что маму ебать нельзя.

А так вроде и спросоня сказала, а на деле отпугнула, не переводя всё в явную форму разборок, не разрушая отношения мама-сын.

Я уверен, что она никоим образом не хотела переводить все в явный инцест, да и я сам никогда не хотел этого. Повторюсь, я никогда не рассматривал маму как полового партнёра, для меня это была некое доступное ночное женское тело. Оно была как бы отдельно, а сама мама - отдельно. Я даже ни разу не думал, что с мамой можно заняться сексом наяву.

Скорее всего, в итоге решила промолчать, не раздувать из этого слона, списав этот случай втихую на подростковую гиперсексуальность, а может, и сама себя отчасти винила в том, что спали вместе и таким образом невольно провоцировала. В итоге сделала вид, что ничего не было.

В конце концов, ну подумаешь, сын сдуру разок засунул хуй в спящую маму, это же ведь не убийство.

В конце концов, ну подумаешь, сын сдуру разок засунул хуй в спящую маму, это же ведь не убийство.

А так как я к ней больше не лез - то и повода что-то решать дальше не появилось.

То есть, в принципе, она этим "Обманщик" своего добилась - больше я к ней не лез вообще.

А вот если бы она тогда просто промолчала, я бы точно и дальше бы пытался ебать её с переменным успехом, через ночь пристраивая свою головку к её пизде под всеми углами.

И что ей тогда делать, раз за разом просыпаясь от ощущения, как хуй сына-подростка снова лезет во влагалище? Опять прикидываться спящей? Тупик же.

А так я и пиздятинки в 18 лет успел попробовать, словив незабываемые ощущения, и отношения сохранились.

Так что - всё вроде к лучшему.

Первый после этого настоящий секс у меня случился через 2 с половиной года, с однокурсницей. Но формально, конечно, с мамой это тоже был настоящий половой акт, хоть и крайне непродолжительный, с одной-единственной фрикцией. Считаю ли я это первым сексом в моей жизни? Да. Так как было полное проникновение во влагалище, оргазм и эякуляция.

Но я был счастлив, что это всё у меня было!
Рубрика: Инцест | секс история
Описание: Эта история произошла, когда мне тогда было 18 лет, а моей маме 36. Мама 2 года назад развелась с отцом, он стал жить отдельно, а я остался жить с мамой в однокомнатной квартире. Квартира хоть и был…